Дом Морганов

Дом Морганов

The House of Morgans

Невозможно точно сказать, кто же, собственно был основателем династии. Традиционно родоначальником The House of Morgans, основателем банкирского дома Морганов, считается Джуниус Спенсер Морган (1833-1890), начавший свою карьеру клерком в бакалейной торговле, продолживший ее брокером, затем – партнером нескольких торговых фирм, и наконец банкиром.

Точно также родоначальником Морганов можно назвать сэра Генри Моргана, родившегося на двести лет раньше, в 1635-м.

Сэр Генри Морган великий и ужасный

Начав карьеру юнгой на корабле, Генри Морган побывал рабом на плантациях Барбадоса, бежал на Ямайку, где стал членом пиратской шайки, а закончил свою жизнь – баронетом и вице-губернатором. Но и сэр Генри на самом деле был далеко не первым в династии Морганов. Авантюристичный мальчишка удирал на корабль не из хижины бедняка, а из вполне респектабельного поместья богатого землевладельца. И из этого же поместья к нему – еще не баронету и вице-губернатору, но уже знаменитому пиратскому «адмиралу», прославившимся налетами на Кубу, Маракайбо и Панаму, отчаянно хитрыми, дерзкими и нечеловечески жестокими – приезжает его кузина Бетти Морган, чтобы стать его женой и матерью новых Морганов. Приезжает, напутствуемая благословениями старых Морганов: родителей, дедушек, дядюшек, всего их богатого, самоуверенного и решительного семейства, дружно провозгласившего: «Генри многого добьется, ведь он же Морган».

Свадьба состоялась на лужайке перед губернаторским домом, в присутствии разодетых и временно трезвых флибустьеров из эскадры Моргана и сдержанно-корректных чиновников английской администрации. Ямайка гуляла день, ночь, еще день и еще ночь, потом пираты во главе с Морганом уплыли, а миссис Морган осталась. Морган гонялся по всем морям за испанскими кораблями, груженными золотом, а по пылающим, разграбленным городам – за дрожащими от ужаса и стыда красавицами-испанками, бросал свой корабль против вчетверо превосходящего противника и побеждал, а потом вставлял горящие фитили между пальцев беспомощных пленников, выпытывая, где спрятано золото. Торговал рабынями на всех рынках мира и романтически поклонялся благородной испанской донье, отвергшей любовь пирата. Собрал под своим началом наибольшее за всю историю пиратства количество кораблей, пользовался неограниченным доверием своих коллег-пиратов, уверенных, что уж кто-кто, а удачливый морской черт Генри Морган не проскочит мимо добычи, не заведет их в испанскую ловушку и не обманет при дележке… Генри Морган сдал всех своих пиратов королевскому правосудию сразу по получении им королевского офицерского патента, купив себе их жизнями полное прощение. И снова принялся неутомимо гонятся по всем морям – на сей раз в погоне за уцелевшими былыми соратниками.

События его бурной жизни не мешали ему с регулярностью хорошего супруга наведываться на Ямайку, где терпеливо и спокойно жила Бетти. Звание «миссис» сменилось титулом «леди», обычный дом – губернаторским дворцом, но и здесь и там по многочисленным комнатам, лестницам и переходам носились, играли, орали, прыгали маленькие Морганы. А в далекой Англии у жен их с Генри общих братьев и кузенов тоже рождались многочисленные отпрыски: упрямые, своевольные, хваткие… Все они вырастали и уходили из отчих домов, не рассеиваясь по миру, но заполняя этот мир собой.

Другие Морганы

Морганов всегда было много, именно поэтому так трудно отследить кто же из них с кем в родстве. Морганы в науке, Морганы в армии, Морганы в дипломатии, Морганы в банковском деле… Они пронизывают собой историю Англии и Америки. Кентуккийский торговец пенькой Джон Хант Морган во время войны Севера и Юга из одного лишь чувства противоречия и свойственного всем Морганам авантюризма переходит на сторону южан, и гуляет по тылам янки кавалерийскими рейдами, ничуть не уступающими дерзостью и жестокостью рейдам старого пирата сэра Генри. Он истребляет линии связи, взрывает железные дороги, уничтожает склады боеприпасов… Общий убыток, нанесенный армии северян «кавалерией Моргана» исчислялся в 10 млн. долларов, что в пересчете на современные цены соответствовало бы нескольким миллиардам. Тем временем дальний родственник Джона Ханта – Чарльтон Морган –улаживает дела северян на дипломатической арене, их общий родственник Френсис Скотт Ки создает знаменитую «Янки Дудль», ставшую гимном Америки…

Финансово-промышленная группа Дж.П. Моргана

Когда Джулиус Спенсер Морган, партнер англо-американского банкирского дома «Джордж Пибоди&Ко» вводил в дело своего сына, он и не преполагал на сколько далеко пойдет его отпрыск. Хотя виды на светлое финансовое будущее, наверное имел. К тому времени Джон Пирпойнт, юношу болезненный, но чрезвычайно сообразительный, получил отличное финансовое образование в Бостонской Английской Высшей Школе и Геттингенском университете. Затраты на обучение наследника окупились моментально – Джон Пирпойнт показал в бизнесе такую хватку, что даже папа испугался и предпочел быстренько уйти в отставку. А что делать, если многообещающий сыночек для начала скупает у армии 5 тыс. дефектных винтовок по 3,5 доллара, а когда положение на фронтах ухудшается и вооружения станет не хватать, снова продать их все той же армии по 22 доллара! Север и Юг воевали друг с другом, но при этом отчаянно нуждались друг в друге. Джон Пирпойнт организовывает компанию «Дрекселл, Морган и Ко», которая аккуратненько вклиняется между двумя воюющими сторонами и начинает возить: хлопок с Юга на Север, плоды промышленного производства – с Севера на Юг.

Дальний родственник-Морган, кавалерист-южанин Джон Хант своими взрывами на железных дорогах подготовил для Джона Пирпойнта новое поле деятельности – дороги-то надо было восстанавливать. Джон Пирпойнт Морган (к тому времени его стали называть просто Дж.П., чтобы хоть как-то отличить от остальных Морганов) создает компанию по строительству железных дорог. Одним восстановлением Дж.П. не ограничился, он потянул железнодорожные ветки дальше, охватывая восток Америки и проникая на неосвоенный Дикий Запад. Когда в вестернах бандиты скачут вдоль железнодорожного полотна, догоняя поезд – это они вдоль моргановских дорог скачут…

Одновременно Дж.П. поддерживает Томаса Эдисона и создает Эдисоновскую Электрическую Компанию. А еще Сталелитейную Компанию Соединенных Штатов, а еще начинает производство морских судов… Карикатуристы рисовали Дж.П. в виде шестирукого Шивы, жонглирующего самыми разными видами бизнеса. Но самое главное – над всем доминировала оставшаяся еще от папы Джуниуса англо-американская финансовая структура. В 1895 г., когда все биржи были охвачены кризисом, доллар стремительно летел вниз, а экономике США грозил полный крах, Дж.П. делает шикарный жест – он вбрасывает в американское казначейство 65 миллионов долларов. И кризис оказывается предотвращен, Дж.П. признают финансовым богом уже всерьез, а слова «Морган», «финансы» и «Уолл-стрит» считаются практически синонимами.

Не только деньги

Но Дж.П. не просто занимается делами. Вся его жизнь пропитана естественной для Морганов эпатажностью и стильностью. Быть просто миллионером – ну а что тут такого, вон их сколько, миллионеров-то. Ты попробуй быть единственным и неповторимым Дж.П. Морганом! Дж.П. создает то, что можно назвать «аристократичным миллионерством». Тот особый стиль жизни, которые вызывал уважение и заставлял сотрудничать с банкирским домом Морганов все королевские дома Европы, а у собратьев-миллионеров провоцировал лютую ненависть. Рядом с Морганом Рокфеллеры, выглядили пуритански-простоватыми, Дюпоны - чувствовали себя по нуворишески роскошными.

Дж.П. ежегодно уезжает в Европу, где скупает произведения искусства – и дарит их американским музеям. Основа коллекции богатейшего Метрополитен Музея – дары Дж.П. А ведь были еще и Нью-Йоркская публичная библиотека, и Национальная галерея Вашингтона, и Американский Музей Естественной истории и многие другие. Благодаря финансированию Дж.П. фотограф Эдвард С. Куртис создает 20-ти томную работу «Североамериканские индейцы» - и это в ту пору, когда эти самые индейцы никого еще не интересовали. Когда Дж.П. умирает в 1913 г., в Риме, во время одной из своих поездок, оказывается, что он оставил после себя совсем небольшое состояние. Собратья-миллионеры презрительно ухмыляются: они подозревали, что культурная расточительность Дж.П. не могла пройти даром для основного дела каждого миллионера – зарабатывания денег. Ротшильды роняют: «А мы думали, он тоже из богатых…»

Еще один Дж.П.

Но тут выпавшие из рук папы бразды правления подхватывает Джон Пирпойнт Морган-младший и… дела Морганов вдруг снова идут в гору. Оказывается, что состояние Морганов никуда не делось, а многообещающий «младшенький», истинный сын своего папы, уже успел изящно вклиниться в финансовые потоки первой мировой войны, умудряясь одновременно поддерживать стабильность английской, японской и немецкой валют. Дж.П.-младший одалживает 15 млн. России и 50 – Франции, сколачивает международный синдикат из 2200 банков и строит библиотеку имени папы… А еще он решает взять под контроль американскую прессу: приглашает к себе 12 самых знаменитых газетчиков и просит каждого составить список самых влиятельных изданий США. Потом выбирает 25 названий, совпавших во всех 12-ти списках – и покупает эти издания. Америка оказалась под плотным медиа-контролем Моргана.

Морганов было много, они были вездесущи, но в отличии от Рокфеллеров или Ротшильдов члены этого семейства совершенно не интересовались друг другом. Встречаясь в бизнесе или на войне, они с любопытством уточняли: «Вы от сэра Генри ведете происхождение или от кого-то другого из Морганов?». А удовлетворив любопытство, могли с полнейшим равнодушием друг друга уничтожить – Морганом больше, Морганом меньше, от нас не убудет… Или открыть совместный бизнес, если так им было выгоднее.

Поэтому ничего нет удивительного, что когда в 1935-м Дж.П.-младший решает в очередной раз расширить бизнес и слиться с бывшим конкурентом, создавая гигантскую транснациональную компанию, имя этого самого бывшего конкурента оказалось… Генри Морган. Оба Моргана небрежно пожали плечами – что может быть тривиальнее встречи двух Морганов, нас как собак нерезаных, вон, какой-то Томас Хант Морган из Кентукки два года назад Нобелевскую премию по медицине получил, за мушку дрозофилу и создание науки генетики. Тоже наверняка родственник, небось, в честь кавалериста Джона Ханта назвали… А впрочем, что это мы отвлеклись на ерунду, о родственниках пусть Ротшильды беспокоятся, а Морганы и в одиночку не пропадут… И вернулись к подписанию документов по Morgan Stanley.

Финансоовые владения Морганов обретают тот вид, который они имеют сейчас:

1) корпорация J.P. Morgan and Co., и ее банк, Morgan Guaranty Trust;

2) основной центр – инвестиционный дом Morgan Stanley, имеющий сейчас 40 крупных предприятий, 72 тыс. служащих, и более 20 биллионов долларов в активах:

3) английский финансовый центр в Лондоне Morgan Grenfel.

Но это так, основные предприятия, связанные с именем Морганов, а ведь кроме них, есть еще совершенно независимые, не относящиеся к «основному» Дому Морганов предприятия в Абердине, Шотландия, во главе которых стоит Симон Морган, есть Морганы канадские, австралийские и новозеландские…

Очень политкорректное семейство

Морганы живут и добиваются успеха на всех землях англо-саксов. Они участвуют в захватах колоний, всех войнах, всех дерзких предприятиях. В любых исторических событиях англо-саксонского мира всегда присутствуют Морганы – и какими бы ни были эти события, Морганы всегда выживают. Финансовые кризисы – моргановские предприятия выходят из них с наименьшими потерями. Трагедия «Титаника» – дела задержали Дж.П. Моргана-старшего в Европе и в столкновении с айсбергом погиб только отправленный им вперед чемодан. Волна терроризма в начале 20-г века – Дж.П. Морган-младший тяжело ранен выстрелом террориста, но остался жить, 16 сентября 1920 года бомба взрывается у входа в штаб квартиру J.P. Morgan Inc. – гибнет 33 случайных человека и 400 ранено, но среди них нет служащих Морганов. Терроризм, начала 21-го века, трагедия 11 сентрября 2001 г. – главным арендатором рухнувшего под ударом самолета Всемирного Торгового Центра была Morgan Stanley. Но из 3700 служащих компании, находившихся в тот момент в здании спаслись… 3690 человек.

Не случайно и не из желания найти могущественных покровителей писатель Джек Лондон, всегда бывший провозвестником идеи мировой доминанты англо-саксов, именно Морганов делает героями самой романтичной из своих историй – знаменитого романа «Сердца трех». Просто Морганы с их авантюризмом, удачливостью, цепкостью и упорством, манерой влезать в самые опасные предприятия и выходить из них победителями, были истинным воплощением WASP – white, Anglo-Saxon, Protestant (белый, англо-сакс, протестант).

У Морганов даже социально-политические идеи всегда были те, что господствовали в умах всех англо-саксов. Во времена Дж.П.-старшего, когда господствовали жесткий национализм, антисемитизм и концепция мужского превосходства, компании Морганов считались самыми националистическими, антисемитскими и нетерпимыми к работающим женщинам. В наше же время, когда доминирует толерантность и политкорректность, Morgan Stanley на протяжении 2004-2006 гг. собрала все возможные призы в номинациях «лучшая компания для работы… женщин, матерей-одиночек, геев, транссексуалов, а также афро-американцев, американцев азиатского и латинского происхождения». Хотя, может быть, все наоборот? Может, не у Морганов идеи всех англо-саксов, а просто англо-саксы всегда думают также как Морганы?

Илона Волынская


Возврат к списку